Афиша

афиша

Туризм

туризм
туризм_музей

архив новостей

понвтрсрдчетпятсубвск
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930 
       

Храмы

Расписание богослужений

погода

фотоконкурс "Я читаю "Сельскую правду"
Внимание! Новая группа!
Главная Земляки Дорога длиною в 90 лет
Просмотров: 1162, комментариев: 0

Дорога длиною в 90 лет

Родилась она в 1922 году в селе под названием Селище, что и свидетельствует о том, что село это было совсем немалое. Находилось оно недалеко от украинского города Винницы. Отец Марии работал аппаратчиком на сахарном заводе, а мама трудилась на земле, иначе говоря, была колхозницей. Через два года родилась сестренка Аня.

Небольшая семья кормилась, как говорится, от рук своих и достаток, пусть уж и не столь большой, позволил старшей дочери закончить семилетку и задуматься над дальнейшим образованием. Поначалу вместе с подругами решилась она подать документы в педагогический техникум. Подать-подала, но потом и забрала. Почему? Сейчас на этот вопрос точно ответить не представляется возможным. Подруги вот почему-то забрали, и не  захотелось на этом фоне выглядеть белой вороной.

Ну, коли не в техникум, так обратно в школу. Увы, там документы не приняли — все места уже были заняты. Так что пришлось устраиваться на рабфак, или в вечернюю школу, как бы теперь сказали. Через три года девушка получила аттестат о среднем образовании и поступила уже не в техникум, а в Бердичевский педагогический институт на физико-математический факультет.

Проучиться пришлось только год — разразилась война и все планы на дальнейшую учебу пошли прахом. В Винницу немцы вошли уже в первое же военное лето.Пришли и установили свои порядки. А порядки эти предусматривали использование местного населения в качестве рабочей силы на пользу Германии. А это означало, что принцип «Кто не работает- тот не ест» не был лишь голословной декларацией. А вот молодежи пришлось  и того хуже — ее отправляли на работу в Германию. В список отправляемых попала и Мария.

Грузили ребят в вагоны, предназначенные для перевозки скота. На полу была раскидана солома. Вот и все удобства. На вокзале Машу провожал отец, помог залезть в вагон... Девушка беспрерывно плакала, ей сделалось плохо... Ребята подняли крик и стали стучать в дверь вагона. Немцы открыли ее, принесли воды и стали поливать плачущую девушку водой. Но Маша продолжала рыдать, и тогда офицер, не выдержав, приказал выкинуть ее из вагона и сдать в полицию. Из железнодорожной полиции ее отправили в городскую полицию.

Там хотели было направить ее на биржу труда, да немцы возразили: «Нет, отведите ее в больницу, пусть там побудет до следующего эшелона».

К ночи ее отвели в больницу, но там уже из врачей никого не было. Место ей определили не в больничной палате, а в какой-то холодной тесной каморке. Там и оставили. Машу страшно мучила жажда, она встала, вышла в пустынный коридор, дошла до двери, вышла на улицу и принялась пригоршнями глотать снег.

И вдруг вспомнила, что здесь неподалеку живет ее родной дядя, который трудился в больнице разнорабочим.  Под утро постучалась в дверь дядюшкиного дома. Тот уже собирался на работу. «Откуда это ты взялась? - удивился он. - Рассказывай...» Пришлось все рассказать по порядку. Дядя задумался: «Слушай, нам нужно марок шестьдесят... У меня тут есть знакомый врач, он выпишет тебе справку о болезни. Сейчас пошлю к твоему отцу, пусть ищет деньги».

Деньги, конечно же, нашлись.  Врач выписал справку о том, что у такой-то девушки наличествует невроз сердца и к отправке в Германию она не может подлежать. А вот сестре  Ане  отвертеться не удалось, домой она вернулась только после войны. Марии же пришлось пойти работать на пилораму, чтобы получать продовольственный паек. Такова была судьба всех попавших под оккупацию — или работай на оккупантов или подыхай голодной смертью. Вся надежда была на скорый приход советских войск.

Они пришли, но до их прихода жителям Винницы и других городов и сел этой части Украины пришлось почти три года провести в немецкой кабале. Винница была освобождена 20 марта 1944 года, а уже через пару дней всех, кто имел хоть какое-то педагогическое образование, вызвали во вновь созданный районный отдел народного образования.  Причем не имело никакого значения, законченное ли у тебя педагогическое образование, или всего лишь один курс за плечами. Собрали таких вот педагогов и распределили по школам.  Марию назначили в школу, которая находилась всего лишь в километре от Винницы, но довольно далеко от родного села.

Место это оказалось на удивление красивым, маленькие аккуратные хатки буквально утопали в цветах, много цветов было и в школе.  Все бы хорошо, да вот через несколько месяцев молодая учительница заболела брюшным тифом. Отец отвез ее домой, где она провела с месяц.

Так завершился учебный год. На следующий год Мария решила перевестись в другую школу, ту, что была поближе к родному селу. Дело было в том, что  первые послевоенные годы получили название «голодных». Конечно, были продовольственные карточки, но отоваривались они весьма скудно. Поэтому девушки-учительницы жили голодно, только раз в сутки варили галушки без всякой начинки. Дома же питаться можно было лучше. Такой перевод состоялся, и Мария проработала в новой школе еще один учебный год.

А тут вдруг еще одна ошеломляющая новость: молодых незамужних и неженатых учителей в срочном порядке направляли на работу в Западную Украину. Но это же, как говорится, попасть из огня да в полымя! В послевоенные годы на Западе Украины активизировалось националистическое подполье, и шансов остаться в живых у всех, кто как-то сотрудничал с властями, и впрямь кот наплакал.

У Марии была подруга из Черновиц, столицы Буковины, где она двухгодичный пединститут закончила. Она-то и уговорила девушку вместе поехать за направлением. Действительно, в Черновцах Марии дали направление в одну из сельских школ.
И первый контакт с местными жителями у нее состоялся еще в дороге. Идет она себе в село, а навстречу ей телега катит. «Куда это ты, девонька, идешь?» - «Да вот меня в вашу школу направили...» - «Ну, иди, иди... Там сегодня ночью председателя сельсовета застрелили».

Пришла в школу, а там четыре учительницы, все местные девушки,  венок плетут. На могилу убитого председателя сельсовета. И Мария к ним присоединилась.  На такой вот печальной ноте начала она свою работу в буковинской школе. А ребят в той школе было всего-навсего... десятка полтора. И не то, чтобы в селе вовсе не было детей, только посещать советскую школу в то время было делом небезопасным. Вот и пришлось учителям собиратьдетей по полям да огородам, уговаривая их прийти в школу. А поначалу пришлось учить тех, кто наличествовал.  Только позднее, через два-три года, школа более или менее заполнилась учениками.  Даже несмотря на то, что обстановка все же оставалась напряженной. Мария Николаевна вспоминает, что из всех представителей государственных организаций, которые приезжали в село из области, мало кто возвращался домой живым. Убивали и местных активистов...

Со своим будущим супругом, кстати, сыном убитого председателя сельсовета, прожила она менее шести лет. Денис был агентом по заготовкам сельскохозяйственной продукции. Этого оказалось достаточным для вынесения ему смертного приговора. Осталась Мария Николаевна одна с сыном Орестом, свекровь в счет не шла — у ней самой пятеро на руках было. Вот тут-то и решила Мария Николаевна после 12 лет работы в здешней школе уехать обратно к родителям. И уехала.
Случилось это в 1959 году. В родном селе вместе с родителями выстроила новый дом и продолжила работу в родной школе. А время между тем текло своим чередом. Орест подрастал и наступило время отправляться на службу в Советскую Армию. Служить его направили в строительный батальон. Впрочем,  особых трудностей в ходе службы он не испытал — до армии окончил строительный техникум в Черновцах, а потому в строительных вопросах очень даже разбирался. Правда, после армейской службы работы в родных краях не нашлось. Так что хочешь не хочешь, а пришлось подыскивать место работы в иных местах. Таковое нашлось в Можайске, где в течение почти десятка лет возводился огромный полиграфический комбинат.

Ну а после женитьбы судьба занесла его в Грязовец. Сюда-то к нему и приехала Мария Николаевна. Возраст уже не позволял жить в одиночестве. В Грязовце купили дом, в котором она прожила 27лет, пока позволяло здоровье, работала. Но и Орест Денисович со временем перешел на инвалидность. Это и стало причиной ее появления в Доме ветеранов.

В преддверии юбилейной даты хочется от всей души поздравить Марию Николаевну и пожелать ей не терять присущей ей бодрости духа и хорошего настроения.

Н. ГУСЕВ.


Комментарии
Для комментирования необходимо авторизоваться.


опрос

А у нас вопрос: читаете ли вы газеты?
Все опросы

Анонс номера

Реклама

Пластком-июнь
Мебель на заказ
АУ услуги
Займы
СП приобрести газету
Работа
ПФР
ФСКН
ФНС