Афиша

афиша

Туризм

туризм
туризм_музей

архив новостей

понвтрсрдчетпятсубвск
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  
       

Храмы

Расписание богослужений

погода

Внимание! Новая группа!
Главная Кроме того Материал в номере от 10 февраля 2015 года. "Осенний вальс"
Просмотров: 1787, комментариев: 0

Материал в номере от 10 февраля 2015 года. "Осенний вальс"

«Уважаемые пассажиры, через двадцать минут наш самолёт совершит посадку в аэропорту города Москвы. Приведите, пожалуйста, спинки кресел в вертикальное положение и пристегните ремни безопасности», - голос стюардессы вывел из мечтательной задумчивости. Я взглянул в иллюминатор. Самолёт окунулся в густую облачность, через несколько минут побежал по посадочной полосе и, наконец, остановился, совершив, как и следовало ожидать, мягкую посадку. Командир воздушного судна и экипаж попрощались с пассажирами, и люди неторопливо стали спускаться по трапу... 
 
Прошло несколько дней; недели и месяцы, тянувшиеся, казалось, бесконечно, остались в прошлом. Я снова сижу в кресле, лёгкий ветерок колышет занавески, приятно убаюкивая, а в памяти проносятся впечатления от поездки: тайга, тянущиеся ввысь кедры и сосны, горные ущелья с быстрыми речками и водопадами, сказочные каньоны. Пройдёт ещё сколько-то времени до того дня, когда надо будет собираться в очередную поездку, а пока можно погулять по лесу, собирая грибы, искупаться в источнике или что-нибудь почитать. Словно устав от безделья, начинаю потихоньку шевелиться, рука лениво шарит по полке и оттуда сваливается толстая тетрадь. Исписанные, пожелтевшие от времени листы, старые фотографии, лица людей, которых я никогда раньше не знал. Словно в оцепенении просматриваю текст, и кажется, пространство и время отверзаются передо мной, приглашая в новое путешествие...
Пары кружились в вальсе
Тёплый летний вечер. На улочках небольшого белорусского городка собираются группы людей. Из открытых окон доносятся звуки патефона, играет музыка. Люди спорят о политике, обсуждают мирный договор с Германией, говорят о войне в Югославии и Греции, о бомбёжке Германией английских портов и промышленных районов, о потоплении английских военных и торговых судов.
Здесь, в самой восточной части Белорусской Советской Социалистической республики, жизнь течёт обособленно и уединённо. Приезжие, когда таковые появляются, сразу становятся предметом живейшего обсуждения и проявления интереса со стороны местных жителей. Так случилось и с Константином Александровичем, который приехал на местный завод по направлению «Маслопрома» в качестве технолога. Руководство его характеризовало как грамотного и ответственного специалиста, каким он и старался быть. Молодой человек с задумчивым взглядом привлекал внимание девушек, и неудивительно, что когда с одной из них он обменялся долгим взглядом, возникло взаимное чувство. Они встречались по вечерам, он провожал её до дома по мостку через речку и дальше по дороге, которая, казалось, вела в бесконечность... А потом играл оркестр, пары кружились в вальсе, и эта мелодия уносила их из окружающей действительности в волшебную страну, полную тепла, веры и любви. Прошло немного времени, они поженились, у них родился сын.
Ольга Нестеровна, так звали супругу Константина Александровича, работала вместе с мужем на молочном заводе. Последние дни ей приходилось постоянно задерживаться на работе. Надо было успеть в срок подготовить к отправке в Германию очередную партию товара. После 1939 года, когда было подписано Советско-Германское кредитное соглашение, объёмы поставок продовольствия в Германию постоянно возрастали.
Условия договора были чрезвычайно выгодны для нашей страны. Помимо кредита в 200 млн. марок, Германия предоставляла самые передовые, уникальные разработки в военной технике, самолётостроении, промышленное оборудование. Советский Союз взамен отправлял сырьё и продукты питания. Июнь 1941 года стал рекордным по объёму немецких поставок. За три июньские недели в Советский Союз прибыло больше товаров, чем за весь 1935 год. Обе стороны стремились выполнить свои обязательства в срок. В начале 1941 года Гитлер распорядился, чтобы обязательства Германии были выполнены даже за счёт снабжения немецких войск. Советский Союз поставлял товары по опережающему графику. Вот и накануне очередная партия масла, завёрнутая в водонепроницаемую бумагу и уложенная в деревянные ящики, была погружена в вагоны, а вечером должна была пересечь границу.
Ольга Нестеровна возвращалась домой с работы и вела за руку мальчика, одетого в рубашку с зеленовато-голубой каймой и шапочку «испанку» с кисточкой. Здесь, вдали от родственников, мальчугана не с кем было оставить. Иногда нанимали няню, но чаще он находился дома один, пока мама с папой были на работе. А сегодня Ольга Нестеровна решила взять его с собой. Мальчик был под впечатлением от работы огромных машин, отделявших сливки, и расспрашивал маму, откуда берётся молоко. Завтра будет выходной, и он проведёт его вместе с мамой и папой. А сегодня - вечер субботы, 21 день июня месяца 1941 года.
Доносилось одно слово –
«война»
На следующий день они втроём пошли прогуляться по городу. На мальчугане была всё та же «испанка», в руках он держал гармошку. Вдруг радостное и беззаботное настроение улетучилось, взрослые стали озабоченными и испуганными. Город был похож на встревоженный улей. Из разговоров людей чаще других доносилось одно слово – «война».
Родители пошли в центр посёлка, туда, где по праздникам проходили митинги. Там уже собралась толпа. Люди что-то громко говорили друг другу, и в общем гуле голосов ничего нельзя было разобрать. Но вот на помост поднялся человек, в котором узнали секретаря райкома КП(б)Б, товарища Леаненка. Некоторое время он призывал толпу к тишине и спокойствию, а затем сообщил о том, что сегодня утром без объявления войны Германские войска вторглись на территорию Советского Союза. Он говорил, что немецкие оккупанты забыли урок 1918 года и за это понесут ещё больший и сокрушительный удар. Он призвал рабочих, крестьян и интеллигенцию ещё теснее сплотиться вокруг партии, советского правительства и любимого Иосифа Виссарионовича Сталина. Леаненк сказал, что советский народ умеет воевать и не пощадит сил и жизни для обороны своей Родины. Далее выступали другие, в том числе председатель колхоза «III интернационал» товарищ Дзядзичкин и призывник Мурашкин. Они призывали рабочих, крестьян и интеллигенцию укреп-лять трудовую дисциплину, говорили, что фашистам не удастся осуществить свои планы, они обожгут лапы, и что советский народ даст решительный отпор врагу.
Ольга Нестеровна слушала эти выступления, а внутри у неё росла тревога,
- Что же теперь будет? - прошептала она.
В этот же день на территории Белорусской ССР было объявлено военное положение. Родственники плакали, провожая на фронт мужей, братьев, отцов.
На автомобилях, а большей частью на подводах, увозили в тыл ценное сырьё, продовольствие. Что не удавалось вывезти - уничтожали. На полях горели зерновые: большой урожай, который рассчитывали собрать в этом году. В эти самые первые дни войны Константин Александрович с утра до вечера был занят на заводе, Ольга Нестеровна дежурила на телефоне. Она брала сынишку с собой, так как опасалась теперь оставлять его одного дома. В городе были приняты меры на случай воздушного нападения.
С фронтов приходили противоречивые сведения. В какой-то момент появилось известие, что немцы остановлены, и жители, уже отправившиеся в эвакуацию, возвращаются по домам. Но вскоре заговорили о том, что Красная Армия отступает с тяжёлыми боями. Люди снова стали уезжать.
Над городом появились самолёты со свас-тиками. Помимо промышленных объектов в Смоленске и крупных железнодорожных узлов, они сбрасывали бомбы на мирные дома граждан, расстреливали обозы с ранеными, стариками, детьми. В городе всё чаще стали звучать сигналы воздушной тревоги. При первых звуках люди бросались врассыпную, прятались в домах, подвалах, чтобы избежать поражения осколками. 
Однажды над городом снова появились самолёты. Что-то отвлекло Ольгу Нестеровну, и сынишка, воспользовавшись её замешательством, схватил свою игрушечную винтовку, выбежал на середину улицы и стал стрелять по самолёту. Неожиданно самолёт свалился в крен, из его хвоста пошёл дым. Через минуту-другую машина скрылась за лесом, а ещё через несколько секунд раздался взрыв, и клубы чёрного дыма поднялись к небу. Страх на лицах окружающих сменился изумлением, которое перешло в восторг.
- Раз дети немецкие самолёты из игрушечных винтовок сбивают, значит, фашис-ты скоро будут разбиты,- шутили вокруг.
Небольшое село
в Казахской ССР
Прошло несколько дней, и Константина Александровича призвали в военкомат. Ему следовало явиться на сборный пункт в городе Козельске. Ольга Нестеровна с сыном долго провожали его, а через несколько дней выехали в эвакуацию. Ехали на телегах. По дороге тянулись повозки с такими же беженцами, ранеными, обозами, увозившими то, что ещё можно было вывезти. А вдоль дорог горели поля, лежали туши лошадей и коров, расстрелянных фашистской авиацией. Люди ехали молча, и даже дети, казалось, стали взрослее и серьёзнее. На ночь останавливались в колхозах, где их тепло встречали и угощали парным молоком. Однажды налетели фашистские самолёты. Они стреляли по мирным безоружным людям и сбрасывали на них бомбы.
Наконец они добрались до железнодорожной станции и сели в поезд. В одном вагоне-теплушке ехали люди, везли снаряды. Маленький мальчик стал проявлять повышенный интерес к зелёным ящикам, в которых лежал опасный груз. Попутчики недовольно косились на него, а затем стали высказывать недовольство.
Ехали долго, и от неизвестности дорога казалась ещё утомительнее. И вот приехали в небольшое село в северо-западной части Казахской ССР. Новое место пора-зило мальчика. Там было много арбузов, пшеницы; вокруг паслись верблюды с коровами. Война осталась далеко позади. Ольга Нестеровна поселилась в доме, где уже жила одна женщина - учительница. Мальчик, за отсутствием игрушек, собирал разные железки, которых особенно много было вокруг кузницы, где ремонтировали колхозную технику, и тащил их в дом. Хозяйке это не нравилось. Она косо смотрела на ребенка и недовольно ворчала. Однако вскоре к мальчику стали приходить рабочие из мастерских. Они спрашивали у него баббит для подшипников, и мальчик понял, что он делает нужное и полезное дело, а хозяйка стала проявлять к нему уважение.
Ольга Нестеровна устроилась работать в колхоз и на заработанные трудодни получала пшеницу, которую они мололи, а затем пекли вкусные лепёшки.
Она написала письмо родственникам мужа, и те выслали ей адрес его полевой почты. Они стали переписываться. Долгими вечерами Ольга Нестеровна с сыном по нескольку раз перечитывали каждое полученное письмо.
 
Константин Александрович Веселовский родился в г. Вологде в 1910 году. В 1927 году семья переехала в Грязовец, так как родители были родом из Грязовецкого района. Здесь Константин Александрович начал трудовую деятельность в Масальской молочной артели, расположенной в с. Никольское. В октябре 1934 года выехал в Белоруссию.
 
Тем временем на фронтах
Константин Александрович писал, что не сразу попал на фронт, а сначала проходил подготовку в запасном полку связи. Он был уверен, что фашисты скоро будут разбиты, беспокоился о том, как им с сыном удалось устроиться, а ещё переживал, что нет никаких известий от его брата Михаила.
Прошла осень, наступила зима. Армада фашистских войск наткнулась на мужество и стойкость советских бойцов и командиров. В результате контратак Красной Армии немецкие части, стоявшие в непосредственной близости от Москвы, откатились от неё на 200 - 250 километров.
В декабре 1941 года Константин Александрович оказался на Западном фронте. Дивизия под командованием генерала Урбановича ещё в самом начале войны попала в окружение в районе Невеля, вышла из него с боями в районе Борисоглебска. Получив подкрепление, вела тяжёлые бои в составе войск Западного фронта и, наконец, в ходе контратак советских войск, оказалась под Ржевом. Для дальнейшего наступления не было ресурсов. И хотя непосредственная угроза Москве миновала, командование считало, что главное направление ударов немецких войск на 1942 год надо ожидать здесь. Противоборствующие стороны перешли к позиционным боям. Так прошла зима, заканчивалась весна. Ближе к лету действия немецких частей стали более активными. Они создали глубоко эшелонированную оборону с ходами сообщения, с опорными пунктами в сёлах и деревнях, инженерными сооружениями, с траншеями в полный рост, минными полями, колючей проволокой. Было сооружено огромное количество дотов и дзотов, толщина стен некоторых из них могла выдержать прямое попадание крупнокалиберных снарядов. Немцы готовились к реваншу за невзятый Ленинград, за поражение под Москвой.
Полк, в котором воевал Константин Александрович, к лету 1942 года располагался в районе села Молодой Туд. Огромные лесные массивы в сочетании с болотистой местностью во время весенней распутицы или длительных дождей делали передвижение по дорогам весьма затруднительным, особенно для масштабных операций. Танки вязли, люди брели по колено в грязи, боеприпасы к огневым позициям доставляли на подводах.
Константин Александрович служил старшим телефонистом штабной батареи артиллерийского полка. Управление боем, как известно, обеспечивается хорошей связью, а от хорошего управления зависит исход боя.
В обязанности Константина Александровича входило налаживание и поддержание связи между штабом, наблюдательным пунктом и огневыми позициями.
Позиционные бои не давали передышки ни одному роду войск. Атаки наших частей сменялись контратаками немцев по нескольку раз в день. Орудийные расчёты постоянно меняли свои позиции; велось постоянное наблюдение за перемещением немецких частей, разведка их скрытых огневых позиций. Всё это требовало большого труда, огромного напряжения воли. Для обеспечения бесперебойной связи прокладывали по две телефонные линии. В ход шли обрывки проводов, колючей проволоки. Постоянно приходилось устранять обрывы проводов от снарядов под артиллерийским, миномётным и пулемётным огнями. Процент потерь среди связистов был высокий.
Село Молодой Туд располагалось на берегу реки Тудовка. На другом берегу находилось село Васильевское. Оба села немцы превратили в свои опорные пункты. Большинство домов было сожжено. Торчащие печные трубы среди обгоревших брёвен напоминали, что здесь совсем недавно жили люди. Местные жители, из тех, кто остался, прятались в лесу, в землянках. В каждом селе когда-то были храмы. Теперь немцы установили в них крупнокалиберные пулемёты, вырыли траншеи для подноса боеприпасов. Наша артиллерия била по ним прямой наводкой. Приказ «наладить связь» звучал постоянно. Кругом рвались мины и снаряды. Пулемёт, казалось, хотел смести всё, что находилось в пределах его досягаемости. Но Константин Александрович не обращал на это внимания. Ему удавалось наладить связь. Штаб мог координировать действия своих частей. Случалось и затишье. В такие минуты проходили выступления коллективов художественной самодеятельности. Константин Александрович любил петь. Он брал в руки гармонь и запевал:
«Бьётся в тесной печурке огонь,
На поленьях смола как слеза,
И поёт мне в землянке гармонь
Про улыбку твою и глаза...»
Бойцы внимательно слушали Константина Александровича. Однажды после выступления к нему подошли начальник связи полка Иван Григорьевич Великоречин и комиссар штабной батареи Михаил Михайлович Попов.
- Представили Вас к награде, - начал Великоречин,- но командование отложило ходатайство. Сейчас на южном направлении сложилась тяжёлая обстановка. Перед частями нашего фронта поставлена серьёзная задача. Когда её выполним, тогда и награждать будем. Так сказало руководство.
- В партию не хотите вступить?- спросил Михаил Михайлович. - Вот начальство о Вас хорошо отзывается, что связь у Вас всегда работает, товарищи уважают, в художественной самодеятельности участвуете, Ваш командир взвода Зяма Шаевич Пермин готов поручиться за Вас. Подумайте.
Константин Александрович подумал и написал: «Настоящим прошу принять меня в члены ВКП(б), так как на окончательный разгром фашистских мерзавцев я желаю сражаться членом партии Ленина-Сталина в первых рядах».
А 30 июля части Западного фронта под командованием Г. К. Жукова во взаимодействии с Калининским фронтом перешли в наступление с целью разгрома противника в районе Сычёвка-Ржев. Прорыв обороны был успешным, но немцы сопротивлялись отчаянно. К тому же вскоре пошли дожди, и к трудностям местности прибавилось бездорожье. После выхода к железной дороге Ржев-Вязьма наступление войск Западного фронта было остановлено. У пленных был найден текст присяги, которую каждый немецкий солдат должен был лично принести Гитлеру. Они клялись не сойти со своих мест у Ржева. Фюрер сказал: «Отдать Ржев — значит открыть русским дорогу на Берлин».
Немцы несли огромные потери. Несколько дней боёв превращали полк в батальон, а батальон в роту. Но и среди советских частей потери были высоки.
Чтобы остановить успешный удар Западного фронта, немецкое командование спешно сняло три танковые и несколько пехотных дивизий, готовых к отправке на Южный фронт, и бросило их сначала для локализации прорыва, а затем и для контрудара. Наступление наших войск было остановлено. Стороны снова перешли к позиционным боям, а командование во главе с Г. К. Жуковым стало готовить новую наступательную операцию.
25 ноября 1942 года части Западного и Калининского фронтов приступили к новой, второй Ржево-Сычёвской операции. А неделей раньше, 19 ноября, после ураганной артиллерийской подготовки, войска 5-ой танковой армии под командованием генерала П. Л. Романенко с плацдарма юго-западнее Серафимовичи и 21-я армия генерала И. М. Чистякова с плацдарма у Клетцкой перешли в наступление, прорвали оборону румынских частей и вырвались на оперативный простор. Так начался провал 6-ой армии Паулюса, последние остатки которой сдались 2 февраля 1943 года в плен в Сталинграде.
Западный фронт снова сковал огромные силы противника, продвинувшись вперёд на считанные километры. Болота замёрзли, зато дороги были занесены снегом, что стало препятствием для танковых и механизированных частей. Некоторые части попали в окружение и выходили с тяжёлыми боями и большими потерями. Наконец командование отдало приказ о прекращении наступления.
Уже предрешена была судьба фашистских войск под Сталинградом, уже освобождены были нашими войсками Великие Луки и вопрос «Ржевского плацдарма», как фашисты называли этот участок фронта, был вопросом времени. Наконец 3 марта 1943 года части 30-ой армии вошли в Ржев. Немцы оставили город без боя, разрушенным до основания, опасаясь, видимо, повторения здесь Сталинградского разгрома. Дорога на Берлин была открыта! У фашистского зверя начиналась агония.
А 6 марта вышел приказ командира дивизии Урбановича о награждении за образцовое выполнение боевых заданий командования на фронте борьбы с немецкими захватчиками и проявленными при этом доблестью и мужеством орденами и медалями бойцов и командиров. Среди прочих медалью «За боевые заслуги» был награждён и Константин Александрович.
Он ждал, когда мама приедет за ним
...В казахском селе, вдали от родственников и знакомых, в непривычной обстановке, время тянулось мучительно долго. От мальчика не укрылось, что его мама очень скучает по отцу. Она подолгу перечитывала от него письма и постоянно вспоминала те предвоенные дни, когда они были вместе. Так прошёл 1942 год, 1943-й, наступил 1944 год. Уже была освобождена восточная часть Белорусской ССР - те места, откуда родом была Ольга Нестеровна, где перед войной жила их семья. Женщина стала всё чаще думать о том, чтобы вернуться в родные места. От Константина Александровича перестали приходить письма. Это сильно беспокоило Ольгу Нестеровну, и она решила ехать на родину.
До Брянской области доехали спокойно. Народ постепенно начинал восстанавливать разрушенное войной хозяйство, люди жили ожиданием скорой победы. Как вдруг Ольга Нестеровна тяжело заболела. В этих местах была сильная эпидемия сыпного тифа, о которой не сообщалось в средствах массовой информации. Женщина отвела сына в детский дом, угостила его раздобытой где-то печёной картошкой и сказала:
- Поживи пока здесь, а я доберусь до дома, поправлюсь, наберусь сил и приеду за тобой.
Мальчик остался один. Он ждал, когда мама приедет за ним. Но она не приходила...
Москва от имени Родины
салютует доблестным войскам
В начале 1944 года полк, в котором служил Константин Александрович, располагался на территории Белорусской ССР, чуть западнее тех мест, где он с семьёй жил до войны. Линия фронта проходила рядом с городом Рогачёв. Противник занимал правый берег Днепра. Стояло относительное затишье. Редкие артналёты, стрекотанье пулемёта, и снова наступала тишина. К середине февраля ударили морозы, и полыньи на реке покрылись льдом. 17 февраля полк получил приказ сменить позицию. Готовилось новое наступление.
В ночь на 21 февраля началась артподготовка. Одновременно с первыми артиллерийскими выстрелами сапёры подорвали удлинённые снаряды, и в образовавшиеся проходы в минных полях устремилась пехота. Впереди боевых порядков двигались штурмовые отряды. На фронте Виляховка - Тощица была поставлена дымовая завеса. Сапёры перерубили колючую проволоку, и первая линия траншей была взята. Артиллерия перенесла огонь вглубь обороны противника, и пехота продолжила продвигаться вперёд. Только к середине дня противник стал подтягивать резервы.
 
Из оперативной сводки за 24 февраля 1944 года: «...Войска 1 Белорусского фронта перешли в наступление против немецко-фашистских войск, расположенных в районе города РОГАЧЁВ. Успешно форсировав реку ДНЕПР, наши войска прорвали сильно укреплённую оборону противника на фронте 50 километров. За три дня напряжённых боёв продвинулись вперёд на 20-25 километров и 24 февраля штурмом овладели городом и крупной ж/д станцией РОГАЧЁВ - важным опорным пунктом противника на Бобруйском направлении, а так же с боями заняли более 100 других населённых пунктов, в том числе крупные населённые пункты: НОВЫЙ БЫХОВ, ЛАЗАРЕВИЧИ, ВИЛЯХОВКА, ВЕРХНЯЯ и НИЖНЯЯ ТОЩИЦА, КИСТЕНИ, ВИЩИН, ДЕДОВО, ЕЛЕНОВО, МАДОРЫ, СЕЛЕЦ, СТАРОЕ СЕЛО, ОЗЕРАНЕ, БОЛЬШАЯ и МАЛАЯ КОНОПЛИЦА, ЗАБОРОВО, ТУРСК, ХОДОСОВИЧИ, ЦУПЕР, ЛУГОВАЯ ВАРНЯ, КОЛЫБОВКА и ж/д станцию ТОЩИЦА. Нашими войсками полностью ликвидирован важный плацдарм немцев на левом берегу ДНЕПРА восточнее РОГАЧЁВ и ЖЛОБИН...»
 
А. Веселовский
 

Комментарии
Для комментирования необходимо авторизоваться.



опрос

СКОРО НОВЫЙ ГОД! НАМ ИНТЕРЕСНО УЗНАТЬ, КАК ГРЯЗОВЧАНЕ СОБИРАЮТСЯ ОТМЕЧАТЬ ЭТОТ ПРАЗДНИК. ГОЛОСУЕМ!
Все опросы

Анонс номера

Реклама

СП приобрести газету
Работа
ПФР
ФСКН
ФНС