Афиша

афиша

Туризм

туризм
туризм_музей

архив новостей

понвтрсрдчетпятсубвск
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031
       

Храмы

Расписание богослужений

погода

Конкурс Читаем СП
Главная Земляки Материал в номере от 04.04.2015. "Награда для председателя"
Просмотров: 265, комментариев: 0

Материал в номере от 04.04.2015. "Награда для председателя"

1 августа 1939 года в Москве состоялась церемония открытия первой Всесоюзной сельскохозяйственной выставки, ставшей одним из самых масштабных проектов СССР, созданных в довоенное время. Это был настоящий «город в городе» площадью около 136 гектаров с грандиозным парком, прудами, опытными участками, многочисленными павильонами и сельскохозяйственными постройками, состоявшими из 250 зданий. Эмблемой «восьмого чуда света» - ВСХВ – и одновременно первым её экспонатом стала знаменитая 24-метровая скульптура Веры Мухиной, украшавшая советский павильон на Всемирной выставке 1937 года в Париже – «Рабочий и колхозница». В течение 85 дней работы выставки её посетили более 3 млн. человек. Среди них был и житель Грязовецкого района – Анатолий Васильевич Рогулин. О жизни и судьбе этого человека читателям «СП» поведала его дочь – Людмила Анатольевна Львова.

«Папа родился в 1906 году в деревне Ременниково - в весьма бедной крестьянской семье. Несмотря на все трудности, связанные с тяжелым материальным положением, Анатолий Васильевич окончил церковно-приходскую школу. В летнее время, чтобы хоть немного подзаработать, ему приходилось пасти скот у священника. В 1929 году он женился на маме – односельчанке Серафиме Васильевне, первой красавице из зажиточной семьи с черными, точно смоль, волосами, которая никогда бы не вышла замуж за папу, кабы не новое время. Родной брат мамы, словно предчувствовавший последующие политические события в стране, безапелляционно заявил строптивице, что её супругом станет только Анатолий. Годы спустя отец любил нам повторять: «Ну, девки, я ведь за вашей матерью сколько лет ходил! Она все на меня внимания не обращала». Перед женитьбой отец с помощью своего брата построил дом, в котором предстояло жить самим молодым, моей бабушке - матери Анатолия Васильевича и его незамужней сестре. Любопытно, что при регистрации отношений Серафиме Васильевне даже не пришлось менять фамилию: половина деревни гордо звалась Рогулиными и Рудаковыми. Даже отчества у мужа и жены оказались одинаковыми. Вскоре до деревенской глубинки докатилась классовая борьба во всей её красе – началась коллективизация, за которой последовали репрессии. Нашу семью, по счастью, все бури миновали. Одними из первых родители вступили в колхоз «Дружба», а в середине 1930-х гг. папу избрали его председателем. Подход к этому делу был очень серьезным: Анатолия Васильевича даже направили на курсы председателей колхозов в Москву – тогда учили только там. Разумеется, к этому моменту он уже был членом партии. В 1939 году открылась Всесоюзная сельскохозяйственная выставка, и папу, которому тогда было 30 с небольшим лет, включили в состав делегации от Вологодской области. Дело в том, что в тот год в колхозе «Дружба» удалось собрать хороший урожай – по 32 центнера с одного гектара.

Во все времена трудиться председателем было совсем не просто, а в те годы – особенно. Доходило до смешного: односельчане под любым предлогом стремились заглянуть к Анатолию Васильевичу в обеденный перерыв, чтобы лично проверить, чем его жена потчует членов семьи. В 1943 году Анатолий Васильевич был призван в трудовую армию – на передовую его не отправили ввиду слабого зрения. Служил он и в Харовске, и на полуострове Рыбачий Мурманской области. Домой вернулся лишь в 1946 году, и вновь был избран председателем колхоза. На этой должности папа проработал вплоть до 1951 года, а потом, до конца своего трудового пути, являлся бригадиром комплексной бригады. При этом никогда, никогда честь отца не была запятнана доносами – ни до войны, ни после. Он пользовался заслуженным уважением среди земляков, часто шел им навстречу, рис-куя не то, что местом председателя, – свободой. Как-то раз после окончания войны, когда карточки еще не были отменены, он дал указание раздать семенной фонд людям, ведь им было совершенно нечего есть. На него написали докладную, но местный прокурор рассудил мудро: «Зеков-то у нас много, а вот председателей колхоза…» А тут уже и новый урожай поспел, так что все обошлось. Сердечным человеком был папа, вдумчивым и ответственным. А как он виртуозно считал на счетах! Тут, кажется, ему и вовсе не было равных.

Ох, и трудно приходилось людям в конце сороковых: продовольственные и денежные налоги, займы, да и паспортов работники колхоза на руках не имели. Часто молодые девушки могли покинуть место жительства, только выйдя замуж. Парни, отслужив в армии, по возможности не возвращались в деревню: старались уехать учиться в город. Я родилась в 1947 году – шестая по счету в семье. В доме председателя на тот момент продуктов просто не было. Об отсутствии чая, сахара и даже картофеля хорошо помнят мои старшие сестры. Маме же нужно было чем-то подкреплять свои силы, чтобы кормить меня. И девчонкам не оставалось ничего иного, кроме как попросить о помощи соседей. А ведь отец трудился, не покладая рук, редко вставал позднее 5 часов утра. От голода спасались торговлей продуктами на базаре. Как-то мама получила на маслозаводе сливочное масло за сданное молоко – так мы его лишь попробовали. Желанное лакомство тут же унесли, чтобы продать. Еще одно воспоминание: поскольку русскую печку топили только раз в день, вечерами картошку варили или в печках, что стояли в овине, или в самоваре. Что касается учебы, то всеми правдами и неправдами мама добилась того, чтобы каждый из нас получил хорошее образование. Я даже смогла окончить педагогичес-кий институт – очно, после чего почти 40 лет отработала педагогом. Еще помню, как Серафима Васильевна вечерами и ночами плела кружева на дому, чтобы заработать денег. Да что тут говорить, мы, дочери, горячо благодарны родителям за все, что они сделали для нас, невзирая на многочисленные трудности. За свою жизнь я так и не встретила людей, более преданных общему делу, чем они.

Мама и папа прожили вмес-те 52 года, воспитали шес-терых детей. Двое из них, к сожалению, рано ушли от нас: сестра Рита умерла от тяжелой болезни, а наш единственный брат Веня погиб по воле роковой случайности в 1959 году. Его убила лошадь, с которой он упал: животное испугалось визга свиней, когда они проезжали мимо свинарника, и случилось страшное - Веня не смог удержаться. Все бы могло обойтись, если б нога его не запуталась в ремнях. Лошадь протащила его по земле 1,5 километра, не оставляя брату ни единого шанса на спасение. Мама, не уставая, твердила тогда: «Все от нашей бедности. Вот был бы у нас велосипед…» А старшая сестра Галина покинула этот мир 17 лет назад - также по причине тяжелого заболевания.

Папы не стало в 1981 году, а Серафима Васильевна пережила его на 13 лет. Попрощаться с бывшим председателем и отдать ему последний долг памяти пришло столько людей, что не верилось глазам. Дом, возведенный его руками на Юровской земле, все еще стоит: сегодня им владеет моя племянница. Зимой деревня Ременниково пустеет, как опустели и заросли мелким кустарником те поля, которые когда-то давали столь богатый урожай, словно земли были посыпаны черноземом. Сколько таких полей по всей России? Подумать страшно. Как бы там ни было, но за долгие годы председательства папа не нажил никакого богатства. А, впрочем, это не совсем справедливо, ведь главный клад в его жизни – потомки, наследники. Три дочери, 10 внуков, 18 правнуков и 10 праправнуков».

Материал подготовила Ю. Корешкова


Комментарии
Для комментирования необходимо авторизоваться.


опрос

А ваши дети будут писать новогоднее письмо Деду Морозу?
Все опросы

Анонс номера

Реклама

Коза-Ностра2
Эквакуатор
Автосалон2
Лом
снабженец
работа-менеджер
Автостоянка
Коза-Ностра
Пластком
Почта России
Автосалон
Лефорт
СП приобрести газету
СП оказывает услуги
Ремонт холодильников
Работа
ПФР
ФСКН
ФНС