Афиша

афиша

Туризм

туризм
туризм_музей

архив новостей

понвтрсрдчетпятсубвск
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031    
       

Храмы

Расписание богослужений

погода

Внимание! Новая группа!
Главная Земляки Материал в номере от 02.09.2017. "Мне дорого всё, что имеет отношение к Покровскому"
Просмотров: 1996, комментариев: 0

Материал в номере от 02.09.2017. "Мне дорого всё, что имеет отношение к Покровскому"

Еще одна незабываемая встреча с Татьяной Александровной Ватсон.

Внучатая племянница Святителя Игнатия Брянчанинова Татьяна Александровна Ватсон каждое лето приезжает в село Покровское Грязовецкого района. Приезжает из самой Австралии, из города Перта. Говорит, надо пользоваться выгодным географическим положением. Ведь пока в Австралии зима, лучше провести ее в родном Покровском. Русское лето в этот год не сильно баловало, но Татьяну Александровну это не огорчает. Когда на дворе ненастье, больше времени появляется для чтения, особенно трудов святителя Игнатия.

В тишине и особой гармонии этого места протекала наша беседа о жизни русской австралийки, о Покровском. Сейчас уже невозможно представить, что все это неповторимое наследие русской культуры могло быть навсегда утеряно. Но, видимо, так было суждено, чтобы после долгих лет удалось не только восстановить старинную усадьбу, но и дать ей вторую жизнь.

- Татьяна Александровна, Вы каждое лето приезжаете в Покровское. Что влечет Вас сюда?
- В России я наслаждаюсь жизнью. Вы знаете, я так люблю свой «магазин» (в 1997 году Т. А. Ватсон выкупила здание бывшего магазина и обустроила его под жилой дом – прим. автора), что непременно хочу сюда вновь вернуться. Здесь особая атмосфера. У меня нет ни телевизора, ни радио. Если бы началась третья мировая война, я бы об этом даже не узнала.

- Каким стал для Вас этот год? Что нового произошло в общественной деятельности и личной жизни?
- Когда вам столько лет, вы уже не очень много делаете. Поэтому ничего существенного не случилось. В феврале мне пришлось сделать серьезную операцию. После курса реабилитации мы с дочерью отправились путешествовать на север западной Австралии. На пароходе объехали все заливы и водопады. Там красивейшие места! Единственное, что мне нельзя было делать – это поднимать чемодан. Потом мы полетели на восток Австралии проведать одного из сыновей и внука. А далее я отправилась в Россию.

- С 15 августа началась реставрация фасада усадебного дома. Что планируется сделать?
- В прошлом году я пришла на приём к Губернатору О. А. Кувшинникову и сказала, что нужно что-то делать с усадьбой. Она рушится из-за постоянного водохода, сгнили перила. Он пообещал начать реставрацию в этом году. Как видите, работы на фасаде уже идут. Вы, вероятно, знаете, что в усадьбе был санаторий для туберкулезных больных. Руководство санатория смотрело за зданием. Но стены. Они были покрашены в синий цвет.


В 2004 году я написала из Австралии письмо В. В. Путину и святейшему патриарху Алексию второму. Что случилось тогда? Дом удивительно отреставрировали. В 2010 году усадьба была открыта и стала памятником культуры федерального значения. Внутри дом в прекрасном состоянии, а снаружи стал портиться. Обилие дождей ухудшает его вид. Я надеюсь, что водоход поменяют полностью, иначе вся работа будет проделана напрасно.

- Вы практически в одиночку решаете столько проблем. Не возникало желания все забросить?
- Нет, я всегда за что-то воевала. В Австралии я была председателем благотворительного фонда, который смотрел за детьми в больнице, а в 1993 году организовала русское благотворительное общество при православной церкви в Перте. На тот момент существовала всего одна проблема. В Перте открылась канцелярия, которая принимала девушек из России, желающих выйти замуж за иностранцев. В 90-х годах это было популярно. Вы себе представить не можете, какой это был кошмар. Молодые девочки попадали в эту канцелярию, где пожилые австралийцы выбирали их как товар. Девушки думали, что за ними будут смотреть, как за принцессами, а ничего подобного не случалось. Пожилым мужчинам нужна была прислуга. Они сильно обижали этих молодых женщин, а мне пришлось их защищать. Наконец, я добилась того, чтобы российским девушкам не позволяли больше сюда приезжать. Как видите, у меня всегда были какие-то приключения.

- Какое место в усадьбе для Вас особенно дорого? Где вы любите находиться?
- Такого места нет, мне дорого все, что имеет отношение к Покровскому. Я люблю находиться в усадьбе, гулять по парку и вспоминать о том, что бабушка и дедушка мне рассказывали. Когда в 1917 году к дедушке пришли крестьяне и рассказали о предстоящем аресте, единственное, что он успел захватить с собой – это документы и фотографии. Это все, что у него осталось. Бабушка и дедушка мне часто рассказывали о Покровском. Моя мама и моя тетя тоже рассказывали о Покровском. Вспоминали, как маленькими девчонками они ездили на каретах с лошадками, как они проводили здесь время. Было много интересных историй. Например, как мой прадед, отец моего дедушки, спас мою маму с тетей. Он ехал в карете к нам в гости и увидел на дороге двух девочек. Он спросил: «Кити, Наташа, куда вы идёте?» «Мы идем путешествовать», - ответили маленькие шалуньи. Прадед переживал, как их вернуть, чтобы они не плакали, ведь они были решительно настроены. Тогда он сказал: «Где же ваши чемоданы? Без них нельзя отправляться в путь!» Тогда девочки решили вернуться, они влезли в карету, и прадед привез их назад. По прибытию в усадьбу прадед попросил гувернантку хорошо следить за девочками.

- 11 лет назад Вы привезли сюда прах своего дедушки, Владимира Николаевича Брянчанинова, последнего владельца усадьбы. Расскажите о нем. Каким Вы его запомнили?
- Он был удивительный человек. Дедушка смотрел за моим духовным воспитанием – читал жития святых отцов, каждую субботу и воскресенье мы ходили в церковь. Бабушка же занималась моим образованием. Они были мне вторыми родителями.
Помню, как дед рассказывал об учебе в офицерской школе. Он служил в комендантском полку государя Николая II и вспоминал, как у них был большой военный парад перед зданием Эрмитажа. В середине парада у молодого офицера – моего деда - что-то случилось с лошадью, и она галопом помчалась через ворота по Невскому. Он никак не мог ее остановить. Спустя много лет деду, по-прежнему, было очень неловко за тот случай. Он сильно переживал. А Императора это ничуть не смутило, он лишь спросил, не ушибся ли тот офицер.

- Татьяна Александровна, как Вы решились на такое важное дело - перевезти прах деда на Родину? С какими трудностями пришлось столкнуться?
- Дедушка и бабушка были похоронены на православном кладбище во Франции. Дедушка умер в 1963 году, а бабушка - в 1966. Во Франции существует закон, по которому родственники должны платить за место на кладбище каждые 10 лет. Я жила уже в Австралии и не знала об этом. Когда приехала во Францию, чтобы посмотреть за состоянием памятников, то могилы бабушки не нашла. Оказалось, что никто не заплатил за их место, и ее останки перезахоронили в общем гробу. Я ужасно расстроилась. На дедушкином кресте уже была надпись о том, что, если никто не заплатит, его останки пойдут также в коммунальный гроб. Я заплатила деньги, но уже тогда решила, что перевезу дедушку на Родину. Он всю жизнь мечтал о возвращении. Так, мы торжественно перезахоронили останки последнего Брянчанинова.
На родовом кладбище возле усадьбы установлены три отдельных памятника, которые удалось восстановить. В 30-х годах прошлого столетия кладбище было разорено. До наших дней сохранился лишь огромный памятник Александра Семеновича Брянчанинова и памятник матери святителя Игнатия Софии Афанасьевны, который нашли под землей. Дедушке мы сделали такой же памятник, как у Александра Семеновича, а на нём оставили надпись о бабушке. Также был установлен еще один большой памятник всем Брянчаниновым. Когда в усадьбе был санаторий, здесь стали хоронить туберкулезных больных. Очевидцы рассказывали, что при захоронении находили много прежних останков. Брянчаниновы покоятся здесь, в родной земле.
Именно тогда я написала в своем завещании, если я умру в Покровском, чтобы меня не возили в Австралию, а похоронили рядом с дедушкой. Если умру в Австралии, то тогда буду похоронена с мамой, папой и мужем Дональдом.

- Неделю назад митрополит Игнатий удостоил Вас медалью преподобного Димитрия Прилуцкого 2-й степени. Что для Вас значит такая награда?
- Я вам ее сейчас покажу, я люблю ей похвастаться. Для меня эта награда одна из самых дорогих.

- Татьяна Александровна, 15 сентября Вы в очередной раз покинете усадьбу. С какими чувствами будете уезжать из этих мест?
- Мне всегда больно уезжать отсюда. К сожалению, я старею. Когда вам 83 года, полет на самолете в 36 часов уже не кажется таким легким. Надеюсь, Бог будет милостив и позволит мне вернуться сюда. Увидим, что будет. Признаться, я очень люблю свой «магазин».

P. S. Трудно описать словами то тёплое чувство, которое у меня возникло от общения с Татьяной Александровной. Ее притягательное обаяние создает особую ауру вокруг себя. Не заметить этого невозможно.


Для современного поколения усадьба Брянчаниновых является настоящей сокровищницей лучших русских традиций в области культуры и просвещения. Сегодня в здании усадьбы, как и много лет назад, звучит классическая музыка, проходят литературные вечера, музыкальные концерты, вечера русского романса с композициями XIX века. Такие места приучают человека к прекрасному и оставляют особый, незабываемый светлый след в его душе.

Беседовала Анна Тарасенко


Комментарии
Для комментирования необходимо авторизоваться.


опрос

27 сентября отмечается Всемирный день моря. На побережье каких морей Вам удалось побывать?
Все опросы

Анонс номера

Реклама

Стройклимат
АУ услуги
Памятники
Займы
СП приобрести газету
Работа
ПФР
ФСКН
ФНС